Привилегированное сословие

Автор: Настасья Иванова

В конце прошлой недели интернет сотрясла кошмарная новость из Петербурга. Историк Олег Соколов, звезда отечественной наполеонистики, один из основателей российского реконструкторского движения, кавалер ордена Почетного легиона, доцент СПбГУ убил и расчленил свою аспирантку, соавтора и, по совместительству, сожительницу. Пожилого доцента  поймали с отрезанными девичьими руками, который тот топил в Мойке. Как тут же выяснилось, всему факультету было известно: Соколов отличается крайней неуравновешенностью и крутит романы со студентками. Причем несколькими годами раньше он зверски избил другую юную любовницу, учащуюся СПбГУ. О неадекватном поведении и похождениях Соколова все знали, но доцента никто не увольнял. В итоге случилось то, что должно было случиться: ревнивый доцент в припадке агрессии убил очередную свою пассию.

Тем временем запылал с новой силой скандал с профессором Высшей Школы Экономики, филологом Гасаном Гусейновым, назвавшим русский язык клоачным и убогим, его носителей – болванами, а страну, в которой они живут – одичавшей.  Комиссия по академической этике ученого совета ВШЭ пришла к выводу, что Гусейнов неоднократными сомнительными высказываниями в своем блоге нанес ущерб репутации вуза и рекомендовала профессору извиниться. 

Тут же в поддержку Гусейнова появилось открытое письмо, его подписали более сотни работающих с языком гуманитариев – писателей, филологов, журналистов. Люди, зарабатывающие на русском языке, согласились, что сам язык клоачный и его носители – болваны.  Каково качество создаваемого этими гуманитариями продукта и кто его читает –  это, конечно, подписантам виднее, нет ничего дурного в здоровой самокритике. Интересно другое. Сторонники Гусейнова, люди, декларативно ориентирующиеся на западные стандарты в пику населению “этой страны”, не знают, что оскорбления по этническому признаку там сейчас считаются предосудительными. Не говоря уже о том, что оскорблять кого-то вообще плохо и воспитанные люди так себя не ведут. Также они не видят ничего особенного в выпячивании своего привилегированного положения, поскольку не оставляют оппонентам Гусейнова права интересоваться  этнической подоплекой его русофобских выступлений в интернете. Им, сторонникам, можно, противникам – нельзя, потому что они “болваны клоачные”.  

Ну а в провинции могут уволить учителя за фото в купальнике на личной странице в соцсети или отправить под суд за экстремизм излишне болтливого литератора.

Очевиден не только кризис гуманитарной сферы,  работа в которой воспринимается не как работа, а как привилегированный сословный статус, позволяющий делать то, что не позволено простым смертным.  На лицо еще и расслоение в самой сфере: столичным привилегированным гуманитариям спускают с рук намного большее, чем проступки, за которые жестко наказывают других. Помнится, не вышло скандала из чистосердечного признания главного редактора  “Эха Москвы” Венедиктова в романах с малолетними ученицами школы, где тот работал.  Хорошо хоть заинтересовались происходящим в школе № 57, но только потому, что там педофилия была поставлена на поток, а это совсем уж неудобно. Да и то нашлось немало защитников уникального педагогического коллектива.

Выход тут может быть только один: покончить с сословием и вернуть основному занятию его членов статус профессии  – с профессиональными требованиями, профессиональной этикой, соразмерной заслугам зарплатами и льготами только там, где они действительно необходимы. Например, по инвалидности.  

Share: