Что стоит за объявлением Сбербанка о “самом мощном суперкомпьютере в СНГ”?

Помпезное объявление о запуске Сбербанком “самого мощного суперкомпьютерв в СНГ” застало российскую IT-общественность несколько врасплох и нагнало таинственности. Заявив, что по своей производительности Кристофари (так называется сбербанковский суперкомпьютер) достоин занимать 29ое место в мировом рейтинге производительности суперкомпьютеров TOP-500, представители Сбербанка, к сожалению, не выдали публике точной конфигурации системы.

Впрочем, уже опубликованных деталей оказалось более чем достаточно. Заявленная производительность около 6.7 петфалопс действительно даёт основания неофициально втиснуться на 29ое место рейтинга. В официальной, за июнь 2019 года на этом месте находится суперкомпьютер MareNostrum из Барселонского Суперкомпьютерного Центра, с производительностью 6.4 петафлопс, а на следующем – Theta из Аргоннской Национальной Лаборатории США с производительностью 6.9 петафлопс.

В сообщении РИА Новости, впрочем, приводится достаточно технических деталей, чтобы у нас появилось понимание реальной конфигурации системы. Там сказано, что Кристофари собран на базе вычислительных узлов NVidia DGX-2. Конфигурация и производительность подобных систем известны, они присутствуют на официальном сайте компании – каждый такой узёл содержит процессор Dual Intel Xeon Platinum 8168, 2.7 GHz, 24-cores, 1.5Tb системной оперативной памяти, 16 карт NVIDIA Tesla V100 с суммарными 512Gb оперативной памяти на борту, и высокоскоростные сетевые интерфейсы Ethernet и Infiniband. Последний обеспечивает сборку узлов в высокопроизводительный кластер, действительно позволяя считать получившуюся конструкцию суперкомпьютером, а не собранием отдельных серверов, объединённых в локальную сеть.

Заявляемая NVidia производительность одного узла DGX-2 – 2 петафлопс. Из чего достаточно легко сделать вывод, что, скорее всего, в получившейся системе задействованы четыре таких узла, а падение суммарной производительности с 8 до 6.7 – это побочный эффект кластеризации. Система получилась весьма могучая и, номинально – действительно более быстрая, чем, например, суперкомпьютер СКИФ-2, установленный в МГУ и, сейчас, официально далеко не самый мощный (и даже не присутствующий в рейтинге ТОП-50 суперкомпьютеров СНГ по производительности) или топовый для рейтинга СНГ Ломоносов-2 из того же МГУ.

Впрочем, перевес будет далеко не на любых задачах – ведь производительность СКИФ-2 обеспечена 1250 процессорами Xeon, частотой 3 Ghz. Это – процессоры общего назначения, а основной объём мощи Кристофари обеспечивается специализированными ускорителями, которые быстры, но менее гибки.

Исходя из предполагаемой конфигурации сбербанковской системы, мы можем установить и её стоимость. Хотя на официальном сайте NVidia цены на DGX-2 не представлены, другие источники дают стоимость в $400K за узел. По всей видимости, реальную стоимость системы можно получить, умножив $400K на 4 и добавив ещё примерно $200K на инфраструктурные компоненты – шкаф, ИБП, климат контроль и т.д. В итоге, стоимость проекта может колебаться от предположительных $1.5M с учётом возможных скидок до максимальных $1.8M без учёта стоимости помещения.

Деньги вполне разумные и проект получился весьма интересным. Но зачем же Сбербанку было темнить, не публикуя точную конфигурацию своей разработки? Подозреваем, что в этом месте мы наблюдали типичную победу маркетинга над здравым смыслом. Никто, на самом деле, не сомневается в том, что, рано или поздно, точная конфигурация системы будет опубликована. Но за возможность в пресс-релизе, формально глядя, приписать своему компьютеру статус самого быстрого в России, сберовское начальство навело тень на плетень.

Пора бы уходить от подобных странных практик. Ведь в долговременном плане такая “секретность” ничего и в сфере маркетинга не решит и в целом выглядит неубедительно.